04.04.2021

Хэмилтон и Росберг снова сошлись на гоночной трассе, хоть и заочно

Скриншот трансляции

Сегодня прошел первый полуфинал и финал гонок новой серии Extreme E. Соревнования проходили в пустыне Саудовской Аравии и чем-то напоминали гонки на планете Татуин в первой части «Звездных войн». Пейзаж был очень похож, а вот сами гонки – не сильно. Песчаный шлейф, который оставляли за собой гонщики не был проблемой в квалификации, но в гонке, где в заезде участвовали по три машины, ничего не было видно ни гонщикам, ни телезрителям. Преимущество оказывалось у того, кто выиграл старт и оторвался. После этого главное — не совершить ошибки. Ну и, разумеется, не было «таскенских разбойников», которые мешали гонке, отстреливая участников. Это было бы слишком.

Несколько слов о машинах, участниках и правилах. Автомобиль Odyssey 21 построен с нуля специально для новой серии во Франции компанией Spark Racing Technology. Электровездеход мощностью 400 кВт (550 л.с.), весом в 1650 кг и шириной 2,3 метра способен разогнаться от 0 до 100 км / ч за 4,5 секунды при уклоне до 130 процентов. Аккумуляторы, как и для Formula E выпускает Williams Advanced Engineering. Их при заявленной мощности и показанной на трассе скорости чуть больше 100 км/ч хватает, вероятно,  километров на 40. На официальном сайте нет полной технической характеристики машины: описание автомобиля минимально информативное.

Команды подобрались интернациональные. Промоутер серии Алехандро Агаг озаботился тем, чтобы в репортажах СМИ звучали громкие имена. За руль, например, удалось посадить чемпиона мира «Формулы 1» Дженсона Баттона, а «за кулисами» присутствовали Нико Росберг и Льюис Хэмилтон, как руководители своих команд. Росберг на гонку приехал, Хэмилтон – нет. По иронии судьбы в финале сошлись команды этих двух бывших партнеров по команде F1 Mercedes. Также в гонках приняли участие звезды ралли Себастьен Лёб и Карлос Сайнс-Старший.

Экипаж каждой машины состоит из двух пилотов, обязательно разнополых. За одну из команд, например, выступает действующая чемпионка W Series Джейми Чадвик. У гонщиков совершенно разный уровень мастерства и опыт. Более логичным было бы формировать экипажи не по гендерному признаку, а по профессиональному, чтобы уровнять шансы, или, например, по принципу «кольцевик-раллист». Ни Баттону, ни Чадвик, ни Сарразану (кольцевикам) очевидно не удалось показать хороших результатов, так как у раллистов больше опыта в подобных соревнованиях, сажать в один экипаж двух «кольцевиков» — заранее обречь их на проигрыш.

Правила, на удивление, оказались, весьма просты. Квалификация в режиме «тайм атак». Каждый гонщик проходит по одному кругу со сменой пилотов. Далее – один полуфинал, куда выходят три первые машины и «безумная гонка» для занявших места с 4-го по 6-е, остальные выбывают. В итоге формируется финал из трех экипажей: два из полуфинала и победитель «сумасшедшей гонки».

Неудивительно, что в финал вышли экипажи с раллийными звездами: Молли Тейлор — Йохан Кристофферссон (команда Росберга), Кристина Гутьеррес — Себастьен Лёб (команда Хэмилтона) и Лайя Санс — Карлос Сайнс (команда Sainz XE). Лучший результат полуфинала оказался у команды Росберга, а «безумную гонку» выиграли Кэти Маннингс — Тимми Хансен (Andretti United).

Гонку с явным преимуществом, приобретенном на старте, выиграла команда Нико Росберга. Йохан Кристофферссон, который первым пилотировал машину, был неудержим. Второй финишировала пара Кэти Маннингс — Тимми Хансен. Команда Льюиса Хэмилтона финишировала последней: Кристина Гутьеррес уже никак не могла отыграть все, что на старте проиграл Себастьен Лёб. Соперники ошибок не совершали, поэтому у команды X44 шансов не было. Так что в заочном соревновании Росберга с Хэмилтоном победил Росберг.

Показ финала был организован не просто плохо, а чудовищно. Достаточно почитать комментарии в YouTube. Главным вопросом было: «А где гонка?» Действительно, полтора часа (!) зрителям рассказывали про глобальное потепление и полностью показали и полуфинал, и «безумную гонку». Причем экологическую заставку показали два раза, как и интервью с гонщиками и хайлайты.. Это все сбивало народ с толку. Многие не понимали, что происходит, особенно те, кто смотрел не с самого начала. Организаторам, вероятно, очень хотелось забить время трансляции хоть чем-то, потому что финальная гонка по длительности не превышает 10-15 минут. Кстати, расписание уик-энда с четким временем заездов на официальном отыскать не удалось. Зрители обратили внимание на то, что за песчаными шлейфами не видно вообще ничего, камеры расставлены как попало и также спрашивали: «А как это все поможет планете»? Последний вопрос – очень хороший… Создалось впечатление, что серия создана не как гоночная (спортивная) или развивающая технологии, а как политическая.

Роман Смирнов, шеф-редактор E.A.N.